Защитник Донбасса «Варяг»: Никто не может точно предсказать, когда Украина «дёрнет за чеку»

Один из организаторов Русской весны в Донбассе, ополченец ДНР, лидер общественной организации «Русские социалисты Новороссии» Александр Матюшин (позывной «Варяг») в интервью News Front о ситуации на линии фронта и текущем внутреннем состоянии Донецкой Народной Республики

— С чем связано очередное обострение на линии боевого соприкосновения? Как сейчас складывается обстановка на фронте и внутри самого Донецка?

Реклама

— На фронте мы видим очередное обострение, которое, если говорить открыто, практически никогда не прекращалось. Как сказал Денис Пушилин в фильме «Приказано выжечь», ни одного спокойного дня на линии фронта не было никогда. Всегда хоть из стрелкового оружия, но вели огонь. Новое обострение связано, конечно же, в первую очередь с занятием украинскими войсками посёлка Старомарьевки в «серой зоне», их закрепления там, применения турецкого ударного беспилотника «Байрактар», а также недавнего применения, по словам руководителя Главного управления разведки Украины, американского противотанкового ракетного комплекса «Джавелин». При том, что последние поставлялись на Украину с тем условием, что применяться в зоне конфликта на Донбассе они не будут. Тем не менее, украинцы как обычно наплевали на все договоренности и не стесняются об этом говорить западным изданиям в своих интервью.

Под обстрелами постоянно находится практически вся линия фронта. В особенности, город-герой Горловка и южное направление, которое никогда и не утихало. Это Коминтерново, Саханка, сейчас еще прибавились как раз Новая Марьевка, Тельманово. Конечно же, постоянно подвергается ударам Донецк. Те же Трудовские засыпают и просыпаются практически каждый день под обстрелами. Обстрелы настолько громкие, что их слышно даже в центре Донецка. В воскресенье был обстрел Ясиноватой, причем украинцы били точечно по МЧС и Ясиноватскому машиностроительному заводу, который продолжает работать и выпускать продукцию, востребованную в том числе на российском рынке. Таким образом, они пытаются показать российским инвесторам, которые пришли вместе с новой управляющей компанией «Южный горно-металлургический комплекс» Евгения Юрченко и вкладывают деньги в нашу экономику, развивают ее после семи лет разорения и застоя, что в один прекрасный день все их деньги могут взлететь на ветер.

Что же касается ситуации непосредственно в самом Донецке, то, как я уже говорил, окраины находятся под постоянными обстрелами. В первую очередь, это Петровский район и окраины Куйбышевского района. Тем не менее, внутри самого Донецка жизнь продолжается. Люди выходят на работу. С понедельника после долгого карантина и дистанционного обучения школьники и студенты пошли на очные занятия, работает Народный Совет, проводятся встречи депутатов, работает правительство, стабилизируются цены на продукты питания. Уже нет картошки по 120 рублей, как в сентябре.

— Насколько сейчас реальна угроза возобновления полномасштабных боевых действий? Это опять: «Волки, волки!», или действительно ситуация приближается к развязке?

— Угроза начала полномасштабных боевых действий, как мы помним, не прекращалась с момента подписания второго Минска и перегруппировки украинских войск. Они могли начаться в то время, когда легендарная «Пятнашка» штурмовала Марьинку, они могли после этого десятки раз начаться. И мы прекрасно помним обострение в районе промзоны зимой 2017 года, когда летели снаряды по Донецку, когда были массовые потери с обеих сторон, и все ожидали, в том числе и я, что начнутся полномасштабные боевые действия, мы сможем наконец отбить Авдеевку и некоторые другие города, перейти в наступление. Но потом это все затихло, ситуация относительно стабилизировалась. Мы наблюдали другие моменты, которые были на протяжении всех этих шести лет. Мы прекрасно помним даже март-апрель этого года, когда были постоянные кадры по телевизору с движением украинской бронетехники, систем залпового огня, артиллерии, живой силы, постоянно шли донесения, что вот-вот начнется. Но, в конечном итоге, ничего не случилось. Сейчас ситуация снова повторяется, особенно после того, как украинские войска заняли Старомарьевку. Снова идут сообщения о том, что Украина перебрасывает к линии фронта военную технику. Концентрация и некое усиление на линии фронта, конечно же, имеет место, но говорить о том, что война вот-вот сейчас начнется, конечно же, преждевременно. Предсказать действия Украины очень сложно, потому что она образно занимает такую же позицию как обезьяна с гранатой, и никто не знает, дёрнет она чеку или нет. Вполне возможно, это бряцанье оружием на наших огненных рубежах для того, чтобы выторговать себе некие преференции и получить какую-то скидку на газ, транзит и все остальное. Мы недавно видели заявление Шмыгаля, который сказал о том, что они намерены продлить еще на 15 лет договор о транзите газа, потому что если не будет газа, то украинская экономика остановится, развалится, и Украина превратится в страну-банкрота.

Так или иначе, интенсивность обстрелов и напряженность на нашей линии фронта усилилась, но приведет ли это к полномасштабной войне, либо нет, и когда, пока предсказывать очень сложно.

— Есть ли с нашей стороны «ответка» на обстрелы и провокации со стороны украинских боевиков?

— Конечно же, есть. По-моему, на прошлой неделе наши артиллеристы уничтожили мост через Кальмиус, соединяющий Старомарьевку с основными украинскими силами в районе Гранитного. Сейчас украинцы пытаются навести там подводный мост. Наши зенитчики постоянно сбивают украинские БПЛА, наши артиллеристы наносят ответные удары, в результате которых украинская армия постоянно несет потери. Конечно, каких-то громких акций как занятие какого-то населенного пункта мы пока не наблюдаем. Тем не менее, «ответка» с нашей стороны идет, и мы даже видим по украинским сводкам о том, что у них погиб какой-то там легендарный снайпер, что они ежедневно несут потери убитыми и ранеными. И это только официальные сводки. Сколько их гибнет на самом деле, никто не знает. Плюс возросло количество дезертиров со стороны украинской армии.

— С чем связан рост дезертиров из рядов ВСУ?

— Как раз с «ответкой» с нашей стороны. Одно дело, когда ты сидишь в окопе и периодически от скуки стреляешь куда-то наобум по жилым районам, и тебе за это ничего нет. С другой стороны, когда в ответ прилетело, и на твоих глазах товарищу оторвало ногу, руку, или в голову осколок попал. Также дезертирство связано с моральным разложением, взяточничеством в рядах украинской армии, с произволом офицеров и всего остального. Конечно же, все это играет свою роль. А наша «ответка» в данном случае является катализатором, который побуждает украинских солдат дезертировать.

— Украинские и западные, в том числе американские СМИ активно пишут о том, что Россия сосредоточила большое количество ударных групп на границе с Украиной, что Россия вот-вот вторгнется на Украину. С их стороны происходит вот такое нагнетание ситуации. Что это: попытка за волной информационного шума скрыть собственные приготовления?

— Если посмотреть точные данные по концентрации российских войск у границы с Украиной, можно сказать, что, наоборот, она заметно снизилась с апреля этого года. Значительно сократился как личный состав, так и количество бронетехники, артиллерии и всего остального. Нагнетание западными СМИ, политиками и военными как раз говорит о том, что им просто выгодно поддерживать истерику в Украине. И киевским властям это также выгодно. Сейчас на Украине растёт количество протестов, а ничто так не способно сплотить народ, как угроза внешнего врага. Поэтому они и акцентируют внимание на российских танках на границе, готовых вот-вот вторгнуться в «незалежную».

— Мы сейчас наблюдаем, что внутри Украины очень сложная и нестабильная ситуация. Ходят слухи о созданной коалиции между Ринатом Ахметовым и Арсеном Аваковым, которая работает на свержение Зеленского. Возможен ли сейчас на Украине новый майдан или переворот. И как он повлияет на ситуацию в Донбассе?

— Переворот на Украине возможен всегда, потому что Украина – это страна перманентных майданов. Мы видим постоянные попытки давления на Зеленского со стороны украинских националистов, которые активно спонсируются в том числе Аваковым. Мы видим ухудшающийся уровень жизни, который, конечно же, приводит к протестным настроениям. И союз Авакова с олигархами вроде Ахметова вполне возможно сработает на новый Майдан, что приведет к временному затуханию конфликта на территории Донбасса. Но что будет после переворота предсказать очень сложно. С одной стороны, на волне переворота может усилиться правое крыло в лице «Нацкорпуса»* и других националистических организаций, и тогда, конечно же, активные боевые действия будут возобновлены. С другой стороны, они могут быть возобновлены, но для того, чтобы утилизировать всех этих радикальных националистов. После чего тот же Ахметов как «эффективный менеджер» может попытаться реализовать некоторые из пунктов Минских соглашений в расчёте на то, что Донбасс вернётся в состав Украины, пусть и на условиях федерализации. Конечно, это не приведёт ни к чему хорошему для нашего региона. Все прорусски мыслящие люди в таком случае будут либо посажены, либо принуждены к эмиграции.

— После семи с лишним лет войны подобный сценарий представляется чем-то из области фантастики…

— Сейчас говорить об этом довольно сложно, потому что протесты на Украине идут постоянно в связи с похолоданием, отсутствием отопления, веерными отключениями электроэнергии, низкими зарплатами, высоким уровнем смертности от пандемии COVID-19 и всего другого. Вопрос в том, кто оседлает эти протесты. Либо украинцы все-таки смогут дождаться выборов, в результате которых к власти придет либо тот же Аваков, либо какая-то их марионетка. В таком случае я не стал бы исключать любые сценарии.

— Как повлияет на экономику Донбасса указ Владимира Путина от 15 ноября 2021 года о признании продукции ДНР и ЛНР в РФ наравне с российской и отмене экспортных ограничений. Что это: дальнейшие шаги по интеграции Донбасса в состав России, либо очередной пиар-ход?

—  Я считаю, что этот указ имеет важное значение для Донбасса и процесса интеграции ДНР и ЛНР в состав Российской Федерации. Этим указом нас де-факто признают частью России. Мы становимся более интегрированными в Российскую Федерацию, в особенности на фоне захода в Донбасс новых инвесторов, которые вкладываются в нашу экономику, восстанавливают нашу промышленность. И, конечно же, этот указ откроет российские рынки для наших производителей. Я не говорю только о тяжелой промышленности, хотя, насколько мне известно, первые партии коксующихся углей с Макеевского коксохимзавода уже ушли в Россию. Также в Россию поставляется продукция нашей металлургической промышленности, а также легкой и пищевой промышленности. Я видел наши майонезы, нашу муку, другие продукты, которые производятся в ДНР и ЛНР, на полках российских магазинов. Теперь мы ещё больше интегрированы, и это ещё лучше поспособствует делу развития Донбасса. У нас появятся рабочие места, возрастет прибыль. То есть, экономика Донбасса сможет стать более-менее самостоятельной, не жить за счет каких-то дотаций и не понятно откуда возникающего бюджета.

— С политической точки зрения какое значение имеет этот указ российского президента?

— Он в первую очередь подчеркивает то, что Донбасс не брошен, что Донбасс все-таки является частью Русского мира, и что он еще больше будет интегрироваться в Россию. И чем дольше длится такая ситуация на линии фронта, тем больше Донбасс интегрируется в Российскую Федерацию. Уже сейчас наша территория полностью завязана на российскую экономику, в качестве валюты используется российский рубль, наше законодательство практически полностью идентично российскому. И если так дальше будет продолжаться, то Донбасс обязательно воссоединится с Россией, и дело об официальном включении республик Новороссии в состав Российской Федерации уже будет за малым.

Беседовал Дмитрий Павленко, специально для News Front

*- запрещенная на территории РФ организация

В Болгарии должна наступить новая политическая эра без русофобии


Источник

Показать больше

Похожие публикации

Кнопка «Наверх»